Panhard & Levassor Dynamic, 1936

Panhard & Levassor Dynamic, 1936

Перед вами автомобиль в своем роде уникальный. Он словно специально конструировался для государств, где от импортных машин обороняются не только таможенными пошлинами, но и административными запретами на эксплуатацию автомобилей с праворасположенным рулем. У него водительское место — не справа и не слева по ходу машины, а... посередине. Точно по осевой линии.

Снаружи машина Panhard & Levassor Dynamic выглядит совсем не по-европейски, а скорее по-американски: не то Nash, не то Hupp, не то какой-нибудь другой из мелких независимых производителей... Явный отпечаток могучего и кудреватого стиля "арт-деко" ощущается как в общей композиции, так и в деталях: радиаторная облицовка в форме рыцарского шита, утопленные в передке фары той же конфигурации, декоративные "пегасовы крылья" на боковинах капота, трехсекционное, точно зеркало-трельяж, лобовое стекло панорамного типа, широкий кузов, каплевидные крылья с минимальными колесными вырезами. То есть сами по себе вырезы как вырезы, но прикрыты снаружи выпуклыми щитками, словно бы их и вовсе нет. Полное впечатление, что здесь хорошо потрудился какой-то умелый и не ленивый заокеанский дизайнер-авангардист уровня Эймоса Нортапа или даже Гордона Бьерига. Ничуть не бывало: автор дизайна — француз из французов, никакого отношения к Америке никогда не имевший, по имени Луи Бионье. Видно, у авангардистов, в какой бы точке земного шара они ни обитали, отечество одно, — Авангард.

Сейчас дизайнеры разделены на "экстерьершиков" и "интерьерщиков": первые занимаются оформлением машины снаружи, а вторые, соответственно, изнутри. В середине тридцатых такого разделения не существовало, так что салон машины Panhard & Levassor Dynamic — дело рук все того же Бионье. Отсюда редкостное единство стилистических решений салона и общего вида. Форма радиаторной облицовки и фар повторена и в конфигурации приборного щитка, и даже в очертаниях педалей. Передняя панель выглядит так, словно отфанерована ореховым шпоном, но это даже и не имитация из бумаги, а просто-напросто умелая покраска прямо по металлу. Кожа обивки — тоже никакая не имитация, а самая что ни на есть натуральная. Ткань — шерстяной габардин лучших сортов. Экономить на отделке здесь явно не пытались. Полутораметровой ширины сиденья — не сиденья, а прямо целые диваны, с легкостью вмещали троих пассажиров каждое.

Panhard & Levassor Dynamic, 1936Теперь заглянем под капот автомобиля Panhard & Levassor Dynamic. Рядный 6-цилиндровый мотор (2,5 л, 75 л. с.) лишен такой привычной детали, как... клапана. Это так называемый "двигатель Найта" с гильзовым газораспределением, — между поршнем и стенками цилиндра перемешаются вверх-вниз две гильзы из полуторамиллиметровой стали с прорезанными в них окошками, и эти окошки, оказываясь В какой-то момент друг напротив друга и напротив выходных отверстий коллекторов, обеспечивают впуск-выпуск. Систему такую предложил англичанин Чарльз Йель Найт; она, с одной стороны, обеспечивала двигателю гладкий и бесшумный ход, но, с другой стороны, требовала очень большого расхода масла и была довольно сложна в обслуживании (да, если уж на то пошло, и в устройстве тоже). Бесклапанные моторы устанавливались на автомобилях разных марок, выпускавшихся в разных странах, и обычно в таких случаях рядом с маркой проставлялось обозначение "Найт", чтобы отличать бесклапанную модель данной марки от тех, которые комплектовались обычными силовыми установками: Willys- Knight, Steams-Knight, Moline- Knight и так далее. На автомобилях Panhard & Levassor с бесклапанными двигателями это обозначение не применялось; взамен на фабричном знаке справа и слева от заключенной в круг монограммы "PL" стояли две маленькие, но хорошо заметные буковки "S" — сокращение французских слов "sans soupapes", то есть "без клапанов".

Мотор комплектовался двумя карбюраторами Solex и стартер-генератором Dynastar. Четырехступенчатая трансмиссия машины еще не была синхронизированной, поэтому в конструкции ходовой части был предусмотрен механизм свободного качения, — причем отключаемый, на случай поездок в горы, где ситуация может потребовать торможения двигателем. Штатные, рабочие, тормоза были барабанными, имели двухконтурный гидропривод и по два тормозных цилиндра на каждое из колес. Вакуумный сервопривод сцепления действовал от разрежения во всасывающем коллекторе двигателя, однако при желании водитель мог вмешиваться в работу сервомеханизма и "выжимать" педаль самостоятельно. (В автоматическом режиме работы педаль сцепления опускалась и поднималась сама собою, словно бы на нее нажимала чья-то невидимая нога).

Panhard & Levassor Dynamic, 1936Силовой агрегат и независимая передняя подвеска торсионного типа крепились вместе на обший подрамник, который в свою очередь монтировался на раме через прокладки из резины особого сорта, частично поглощавшие вибрации и гасившие шум. Задняя подвеска была зависимой, но тоже на торсионных элементах, расположенных поперечно: это позволяло уменьшить поперечные колебания кузова. Ведущими колесами были, разумеется, задние, — поскольку, во-первых, в середине тридцатых годов исключения из этого правила были крайне редки, а во-вторых, так называемую "классическую" компоновочную схему (двигатель — впереди и продольно, трансмиссия — за ним, ведущие колеса — задние) в свое время разработала и внедрила на одной из первых своих моделей именно фирма Panhard & Levassor. Пока эта схема не завоевана еще весь мир и не получила обозначения "классической", а была еще всего лишь одной из нескольких существовавших, ее даже прямо так и называли "системой Панара"...
Panhard & Levassor Dynamic — машина крайне редкая и малораспространенная, а потому малоизвестная. Не во всякой автомобильной энциклопедии найдешь ее описание. Этот автомобиль выпускался с тремя типами кузова, — помимо четырехдверного седана были еще двухдверное купе и двухдверный кабриолет,— но объем производства никогда не был слишком высоким. Экземпляр такого ретро автомобиля принадлежал Леону Блюму, тогдашнему президенту Франции, — но даже пример вождя нации не вдохновил автомобилистов страны: стишком уж авангардно машина смотрелась, к ней надо было еще попривыкнуть, а на это требовалось время, которого, как мы теперь знаем, уже практически не было: меньше чем через три года грянула Вторая мировая война, и Франции стало вообще не до легковых автомобилей. До наших дней дошли считанные единицы машин Panhard & Levassor Dynamic.

Остается добавить, что идея разместить водительское место по центру владела умами французских автомобилестроителей еще довольно долго. Наиболее свежий пример такого рода — спортивная трехместная Matra/Simca Bagheera семидесятых годов. А предприятие Panhard & Levassor утратило сперва имя Эмиля Левассора из своего названия, превратившись в просто Panhard, затем лишилось независимости, подпав под контроль фирмы Citroen, и, наконец, тихо скончалось к середине шестидесятых годов.

Другие ретро автомобили такого же типа:

История автомобильного транспорта
Вверх